default page
radioshop.com.ua
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
...

Популярные новости:

Вторая Катынь. Как власти СССР расстреляли мирную демонстрацию в Новочеркасске

08:28, 20/11/2017, Происшествия

Правда о Новочеркасске стала просачиваться в прессу только во времена перестройки, а расследование событий вокруг расстрела было проведено уже после распада Советского Союза. Спецкор издания «вспоминал «Пуля-дура» следует, что Басова переодели в рабочую одежду).

В какой-то момент к хвосту заблокированного поезда подъехал паровоз и увез состав обратно. Одни рабочие отправились к соседям на электродный завод и завод синтетических продуктов, чтобы уговорить их присоединиться к забастовке. Другие остались на площади — когда стемнело, здесь развели костры, в них жгли снятые с заводских стен портреты Хрущева и других руководителей СССР. В конце концов люди все же разошлись по домам — последних двадцать протестующих около полуночи разогнали милиционеры.

За ночь военные перекрыли мост через Тузлов — на нем выстроились пятнадцать танков и три бронетранспортера. На основных улицах города появились блокпосты, государственные здания (газораспределительную станцию, горком КПСС, почту, тюрьму, железную дорогу) взяли под охрану. К утру 2 июня под стражей уже находились 22 протестующих. На рассвете сотрудники КГБ пришли домой к слесарю Петру Сиуде и задержали его.

Перед катастрофой

Утром на площади у завода снова образовалась толпа — все обсуждали вчерашние события и появившихся за ночь военных. Почти сразу же собравшиеся прорвали шеренгу солдат, защищавших железную дорогу, и снова преградили путь поезду — тот шел в Баку из Москвы.

Около 9 утра Фрол Козлов созвонился с Хрущевым. Первый секретарь потребовал не давать рабочим никаких обещаний и поинтересовался, понравилось ли Козлову его утреннее выступление перед кубинцами. Примерно за час до этого Хрущев на встрече советской и кубинской молодежи долго объяснял причины повышения цен — и заявил, что «враги остаются среди народа». «Враги выступают не с винтовкой в руке, враг может быть одет в такую же рабочую блузу, как и вы, — говорил глава государства. — Надо помнить, что враги всегда использовали и будут использовать наши трудности».

Вскоре митингующие решили отправиться к зданию горкома партии в центре старого города, чтобы добиться ответов от администрации Новочеркасска. К колонне присоединились жители соседних районов, среди них было много детей, в том числе — воспитанников детдомов. Демонстранты — согласно документам КГБ, их было около пяти тысяч — несли красные флаги и советскую символику, портрет Ленина, а также транспарант с надписью: «Хлеба, мяса, масла».

Около 10 утра протестующие подошли к мосту, где стоял блокпост. Руководил солдатами генерал Матвей Шапошников, один из командующих военным округом, в который входил Новочеркасск. В конце 1980-х он рассказывал журналисту Дэвиду Ремнику, что не хотел кровопролития — и приказал своим солдатам и танкистам разрядить автоматы и сдать боеприпасы. Командующий Исса Плиев велел генералу не пропускать людей — на что Шапошников ответил, что не в состоянии сдерживать восемь тысяч человек. «Выдвигайте танки! Атакуйте!» — приказал ему Плиев. «Товарищ командующий, я не вижу перед собой такого противника, которого следовало бы атаковать нашими танками», — ответил Шапошников (позже он рассказывал около 7 утра. Выглянув с пятого этажа общежития, он увидел на улице солдат. Накануне в общежитие заходили митингующие и призывали присоединяться к протестам. Солдаты караулили вход в здание, а комендатура проверяла, все ли жильцы в комнатах, однако Подольский с друзьями все же выбрались и побежали на площадь. Они провели там несколько часов и уже собирались уходить, когда начался расстрел. Как вспоминал Подольский, многие спасались от пуль за памятником Ленину — единственном безопасном месте в открытом сквере. Студент пытался помочь раненым («Веди домой, у меня женка медик», — сказал ему один мужчина), в общежитие он вернулся в крови. Там преподаватель кафедры политэкономии рассказывал студентам о «тысячах хулиганов», которые разбивали витрины на центральной улице. «А людей убивать можно?» — спросил Подольский. И ушел в свою комнату мыться и переодеваться.

Многие были ранены случайно. Мужчина вместе с женой выходил из магазина рядом с площадью. Пуля попала ему в ногу — он корчился от боли, царапая пальцами асфальт. Его жена остановила проезжавший мимо грузовик, чтобы отвезти мужа в больницу; туда же посадили еще четырех раненых — двое из них по дороге умерли. Мужчине ампутировали ногу; после операции его, по словам жены, допрашивали сотрудники КГБ. «Ты и так наказан, — сказал один из них. — Будешь внукам и правнукам рассказывать, как ходить на демонстрации».

Александра Пекуш в тот день шла через сквер на работу. Ее ранили в правое бедро; врачам пришлось прервать беременность девушки. Александра Молчанова, напротив, возвращалась с работы и хотела пройти через площадь к автобусной остановке. Когда началась стрельба, ее сбили с ног. Потом ее ранило в бедро и руку. «Не успев проползти и десяти метров, почувствовала, что куда-то проваливаюсь, теряю сознание, — вспоминала женщина. — Ко мне подбежала подруга, в этот момент я вспомнила про долг одной женщине, подумала, что умру и не отдам деньги, поэтому сказала подруге: „Отдай 10 рублей за комбинацию“». Врачи хотели ампутировать ей руку, но Молчанова отказалась, попросив отпустить на лечение в Воронеж, где жили ее родственники; в больнице согласились при одном условии — в медицинской карте не будет упомянуто огнестрельное ранение. За следующие девять лет девушка перенесла несколько операций. Рассказывать кому-либо о случившемся она боялась.

Новочеркасский морг тогда находился в городской инфекционной больнице. Медсестра, работавшая там 2 июня, вспоминала, что вышла во двор, услышав крики. Возле дверей лежали десять носилок c трупами; из-за забора доносились голоса людей, утверждавших, что они родственники погибших, — одного мужчину медсестра опознала по описанию его жены. Тела убитых в морг привозили до вечера.

В полдесятого в городе был объявлен комендантский час. В ту ночь погибла последняя жертва — один из патрулей застрелил мужчину, который шел по улицам после отбоя. Всего, по данным КГБ, приведенным в книге Татьяны Бочаровой, в результате стрельбы погибли 26 человек; имена двух из них неизвестны. Раненых было 87.

В своих мемуарах Петр Сиуда указывал, что ему говорили, как в ночь на 3 июня в заводское общежитие пришел мужчина в грязи и крови. Он сказал, что его приняли за труп, бросили в машину и повезли в морг, но он выпрыгнул на ходу и сбежал. Переодевшись, мужчина в ту же ночь покинул город.

4 месяца беременности. Зевака

Ночью 4 июня 1962 года в лесу в двадцати километрах от Новочеркасска раздавались вспышки фотоаппарата. Возле вырытой наспех ямы пять на пять метров стояли милиционеры с карманными фонарями в руках. Как они вспоминали позже, около часа ночи начальство поручило им положить в грузовик три трупа, находившихся в котельной отдела милиции, и поехать в морг, чтобы забрать еще семь тел (одно из них принадлежало 16-летнему юноше). Во дворе морга был другой грузовик, куда переодетые в гражданскую одежду курсанты новочеркасской школы милиции складывали трупы. Сверху на тела они положили солому и поехали в лес. Пока рыли яму, из грузовиков шел сильный трупный запах.

Места захоронений жертв расстрела в Ростовской области. Фрагмент экспозиции музея памяти. Дарья Дар / «Медуза»

Всего в яму сбросили 20 тел — 18 мужских и два женских. Присланный из Ростова-на-Дону фотограф делал портреты каждого из убитых, но трупы не переворачивали и не раздевали. Одновременно с фотографом к убитым подходил судмедэксперт. Он описывал характер ранений, одежду, проверял наличие документов. Негативы пленок потом несколько десятилетий хранились в архиве ростовского УВД.

Милицейские записи об убитых выглядели примерно так. «Утром шел оформляться на другую работу. Сквозное огнестрельное ранение головы. Зевака». «4 месяца беременности. Травма грудной клетки с повреждением органов грудной клетки. Зевака». «Травма с повреждением костей черепа и вещества мозга. Зевака». «Сидел на дереве. Упал, как груша. Стал убегать, упал. Пуля вошла в затылок, вырвала часть лица. Зевака». «С друзьями пошли смотреть демонстрацию. Травма шеи с повреждением крупных сосудов. Убит из автомата. Активный».

По данным расследования военной прокуратуры, проведенного в начале 1990-х, тела в яму свезли по требованию президиума ЦК КПСС — чиновники решили не выдавать тела убитых родственникам «во избежание возможных волнений и новых митингов», а вместо этого захоронить их по разным областным кладбищам. У всех милиционеров сотрудники КГБ взяли подписку о неразглашении государственной тайны, в случае нарушения данных обязательств им грозил расстрел.

После осмотра тел их начали развозить по кладбищам в Таганрог, Каменск-Шахтинский и Новошахтинский. Милиционеры выбирали старые могилы без ограды, разрывали их, клали туда трупы и снова закапывали могилы. Некоторых жертв похоронили на сельских кладбищах, других — на цыганском, третьих — на шахтерском. Один из милиционеров позже вспоминал, что, захоронив трупы, они с товарищами выпили два ящика водки. Несколько могил потом раскопал домашний скот — и пришлось хоронить заново.

20 июня умер Леонид Шульга — 16-летний подросток, раненный во время расстрела. По совету главврача его мать обратилась за разрешением на похороны к начальнику новочеркасской милиции. Тот предложил похоронить подростка в станице Грушевской — «во избежание демонстраций». Гроб и могилу подготовили милиционеры. 21 июня они отвезли мать Шульги в морг, где она одела сына. Семью предупредили о том, что во время похорон нельзя плакать и причитать.

В течение десятилетий никто не знал, где похоронили убитых. Некоторые думали, что тела утопили в реке, другие — что их сбросили в шахты. Среди родственников ходили слухи, что сотрудники КГБ закопали тела на территории воинской части, закатали это место асфальтом и поставили сверху спортплощадку.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Уничтожение памяти

Уголовники с «Московской»

Следующие недели, месяцы и годы главная задача спецслужб заключалась в том, чтобы скрыть факт расстрела и пресечь распространение информации о его жертвах. В Новочеркасск и соседние города отправили около полутора сотен сотрудников КГБ — в частности, как указывает Бочарова, они должны были пеленговать попытки передать информацию за границу по радиоволнам.

Несмотря на это, в октябре 1962 года в журнале Time рассказывал, что за Петром следили «фашисты, которые стреляли в безоружных людей».

К концу 1980-х Сиуда был убежден, что, осудив культ личности Сталина, партийные вожди «оставляли незыблемым сам сталинизм, оставалась неподконтрольна обществу деятельность органов насилия — КГБ и МВД». Он стал убежденным анархистом — приезжал другой анархистский активист Влад Тупикин. — Их доставили в больницу, откуда они исчезли. Он их искал и никого не нашел вообще. Скорее всего, их где-то добили».

Познакомившись с Бочаровой на встрече «Поиска», Сиуда рассказал про расстрел и ей. Она уже слышала о событиях 1962 года от коллеги по музею, который упоминал, что «тут танками давили людей». Коллеге она не поверила, Сиуде — да: тот знал много подробностей, потому что сидел вместе с теми, кто непосредственно видел, как стреляли в людей. Он собирал свидетельства очевидцев и пересказывал их истории о пулеметах на крышах горкома и погибших детях. По материалам Сиуды вышли первые публикации о расстреле в «Литературной газете» и «Комсомольской правде»; в июне 1989 года — небольшая обнаружил Крайсветный. — Он с высокой точностью указал место, где требовалось производить раскоп». «Медузе» не удалось найти никого из милиционеров и военных, участвовавших в захоронениях; многих из них уже нет в живых.

15 мая 1992 года активисты на автобусе отправились на кладбище шахты № 7 в Новошахтинске — в 50 километрах от Новочеркасска. В переданных им прокуратурой документах указывалось, что тела завернуты в мешковину и похоронены в одной могиле. Вместе с ними поехал городской судмедэксперт. Валентина Водяницкая везла с собой специально сшитые по такому случаю перчатки и повязки на лица — шить она хорошо научилась в тюрьмах.

На месте предполагаемого захоронения стоял большой деревянный крест. Две активистки вырвали его и положили на землю. Мужчины взялись за лопаты, но на месте раскопа было много корней — и снимать верхний дерновой слой пришлось с помощью топоров. Яма оказалась куда меньше, чем ожидалось, — это была могила ребенка; активисты начали искать захоронение рядом, делали другие раскопы. «В глубину входили до трех метров, и порой приходилось держать за ноги опустившегося вниз головой энтузиаста-раскопщика, — писала Бочарова. — Часто эту роль выполняла худенькая Валентина Водяницкая». Первый выезд оказался неудачным; поздно вечером они вернулись в Новочеркасск. «Возвращались подавленными, — вспоминала Бочарова. — Думали, никогда не найдем своих».

Первые раскопки — поиск захоронений погибших в Новошахтинске, 15 мая 1992 года. Архив фонда «Новочеркасская трагедия»

Захоронение погибших у поселка Тарасовский, май 1992 года. Архив фонда «Новочеркасская трагедия»

Останки погибших, найденные на цыганском кладбище, перекладывают в гробы, май 1992 года. Архив фонда «Новочеркасская трагедия»

Через пять дней активисты отправились в следующее место — на цыганское кладбище под поселком Тарасовский в 180 километрах от Новочеркасска. По воспоминаниям Бочаровой, им выделили автобус — его сняли с сельского рейса. Никто из официальных лиц с ними не поехал, судмедэксперта не отпустили с работы после первой неудачи. Добравшись до поселка, они сначала зашли к местному главе администрации: с собой у них не было разрешения на раскопки, и они хотели получить его на месте. Глава администрации предложил им «взять землицы с могилы и не тревожить прах других». «Закапывать, как собак, можно было, а похоронить мешаете?» — спросила его Водяницкая. В итоге они с чиновником договорились, что активисты напишут расписку о проведении эксгумации.

У предполагаемого места захоронения был небольшой пруд, окруженный ивами; рядом — могила цыганского барона и холм с табличкой: «Здесь похоронены новочеркассцы, погибшие в 1962 году в результате несчастного случая». Бульдозер свернул холм, и активисты снова взялись за лопаты. Сначала они обнаружили ботинок 39-го размера; после — брезент с мумифицированными мелкими останками, которые лежали «слоеным пирогом». Их вытащили из земли и сложили в мешки. «Мне казалось, что я их освобождала из плена», — вспоминала Бочарова.

В Новочеркасске останки оставили в музее, в котором работала Бочарова. На следующий день она отправилась к прокурору. Тот отказался взять останки на экспертизу, заявив, что лучше сдать их «туда, где нашли». В морге их тоже отказались принять без официальных документов. Через два дня активисты уговорили провести экспертизу патологоанатома детской больницы.

Кости разбирали на столе, застеленном газетой «Демократический Новочеркасск». На полосе с заголовком «Таким не место в депутатском корпусе» выложили ребра и позвонки. На то, чтобы восстановить четыре скелета, у патологоанатома ушло четыре часа. Их поместили в четыре гроба.

Как писала Бочарова, предварительно о хранении гробов договорились с новочеркасским Вознесенским собором — священников удалось убедить, что там нет «никакой заразы». Однако в итоге в храме им отказали — и гробы снова направили в музей донского казачества. Чтобы как-то сдвинуть дело с мертвой точки, она поехала в Москву, где встретилась с заместителем генерального прокурора. Тот, увидев фотографии захоронения, вздохнул и сказал: «Вторая Катынь, будем заниматься».

В середине июня 1992 года прокуратура Новочеркасска и 124-я лаборатория судмедэкспертизы по Северо-Кавказскому военному округу начали работу над останками. Тогда же прокуратура подключилась к поискам активистов. Второй выезд на цыганское кладбище оказался неудачным; в третий раз они отправились туда осенью — и нашли останки еще четырех погибших. Потом была вторая экспедиция в Новошахтинск — выяснилось, что в первый раз они миновали захоронение буквально на полметра; там обнаружили еще четырех человек. Дальше был поселок Марцево под Таганрогом — местное кладбище за 30 лет сильно изменилось, и исследователям приходилось раскапывать могилы. В одной из них нашли останки еще восьмерых человек.

Эксперты изучали найденное в результате раскопок больше полутора лет. Похоронить жертв расстрела смогли только на очередную годовщину в 1994 году. На площади, где расстреляли толпу, была установлена небольшая сцена, обитая черно-красной тканью. Рядом с ней на табуретках стояли двадцать гробов. После коротких речей их отнесли в храм, где священник провел службу. Потом гробы закопали на городском кладбище; рядом установили мраморную плиту с надписью: «Памяти жертв Новочеркасской трагедии».

«30 лет никто не думал, что захоронения будут найдены, — сказалаБочарова на пресс-конференции после похорон. — Нам говорили, что мы никогда ничего найдем. Говорили, что это страшно и опасно. Без следа не уйдет смерть».

16 сентября 1994 года в Новочеркасск заехал Солженицын. Бочарова показала ему документы и фотографии о расстреле, но писателя больше интересовала встреча с местными казаками. Еще через два года город посетил Борис Ельцин — на этот раз он сам ездил по стране, чтобы переизбраться на второй президентский срок. Бочарова на встречу с ним не пошла: «после чеченской войны не могла». Водяницкая пошла — и спросила президента: «Борис Николаевич, меня не расстреляют?»

— За что? — не понял Ельцин.

— Я в 1962 году так хотела правительство посмотреть.

— Посмотрели?

— Нет, 10 лет получила.

Как вспоминает Водяницкая, после этого президент схватил ее и поцеловал. 8 июня Ельцин подписал указ о выплате пострадавшим единовременных пособий, а также о признании пострадавшими членов семей репрессированных. В 2017 году они получают около 5 тысяч рублей в месяц.

Без ответов

Еще в 1991 году активисты пытались узнать у КГБ, где находятся захоронения семи человек, которых расстреляли по решению суда. Высокий милицейский начальник отвечал, что кладбище «особо секретно». Начальник ростовского КГБ говорил: «И не ищите — не найдете». Найти могилы не удалось до сегодняшнего дня.

Бочарова считает, что это не единственные погибшие, чьи останки так и не были найдены. «Среди погибших были дети, — говорит она. — На центральной улице, по которой шла демонстрация, было несколько детских домов. Для них демонстрация казалась привычной: месяц назад проходила похожая первомайская колонна, тоже шли с портретами, флагами. После расстрела свидетели рассказывали, что видели груду лежащих вместе ребячьих тел. Думаю, это были детдомовские — их элементарно [можно] было исключить из воспитанников, и никто их не искал. Возможно, страх сковал уста и родным, понимавшим, что ребенка не вернуть, а жить надо». В прокурорском расследовании пострадавший ребенок упоминается один раз — работник скорой помощи обнаружил 10-летнего мальчика со сквозным ранением левой ноги и отнес его в автомобиль к

Источник: LENTA.com.ua

Последние новости:

16:00

Послы G7 обещают и дальше поддерживать НАБУ

16:00

Саакашвили хочет стать мэром Одессы

16:00

Греки снова бастуют: в стране не ходит транспорт и не работают порты

16:00

Путин согласен на миротворцев по всему Донбассу

16:00

Нацбанк повысил учетную ставку

16:00

В Украине начали расти цены на автогаз

16:00

Импорт электромобилей в Украину вырос

16:00

В Украине создали национальный лоукост SkyUp

16:00

Бюджет Украины на 2018 год переголосуют

15:46

В Ровно неизвестные подожгли авто и дом местного депутата

15:46

«Организаторы» концерта группы Enigma в Одессе «кинули» всех (видео)

15:45

Путин призвал Украину обсудить вопрос миротворцев с ДНР/ЛНР

15:36

В Украине за год открыли более 80 дел по факту похищения людей, - ГПУ

15:36

В Пентагоне заявили, что Россия наращивает ядерный потенциал

15:35

Легендарный российский хоккеист призвал Кремль признаться в допинге

15:31

ВСП уволил главу Верховного суда Романюка

15:23

Москвич сбросил мать с восьмого этажа за попытку выкинуть бутылку водки

15:17

Синоптики предупреждают об ухудшении погоды в Киеве на выходных

15:12

Нацгвардия должна быть готова взять под контроль ситуацию на оккупированных территориях, - Аваков

15:12

В США чиновник-пастор застрелился после обвинений в сексуальном насилии над 17-летней девушкой

15:03

В НБУ обнародовали прогноз инфляции на конец 2017 года

15:00

ЮНЕСКО одобрило наш проект флагштока с самым большим флагом Украины, - Кличко

15:00

«Горбатых могила исправит»: очередной крупный чинуша погорел на взятке

14:59

В Беларуси боевика ЛНР приговорили к двум годам колонии

14:52

В НБУ рассказали, когда Украина может получить следующий транш от МВФ

14:49

«Уши Саакашвили»: стало известно, кто блокировал суд над Насировым

14:40

Суд над Януковичем: к материалам дела добавили новые доказательства

14:40

В Нацбанке рассказали о рисках, которые могут сдержать снижение инфляции в 2018 году

14:37

Путин назвал минский процесс неэффективным

14:29

В Нацбанке рассказали об уровне международных резервов


Обратная связь    |   Аукцион доменов. Купить домен radioshop.com.ua в магазине доменов


Free service of placing of the information for your domain. Copyright ® 2003-2011 Parked Service. All rights reserved.
Аукцион доменов. Доменный аукцион. Магазин доменов. Купить домен, купить доменное имя, куплю сайт, купить сайт.